Почему мы встречаем миллионы людей, а любим лишь одного?

Форум сайта color.od.ua. Для того, чтобы оставить здесь сообщение, нужно зарегистрироваться.

Модераторы: Алёша, Ната, Марга Руча

Ответить
Аватара пользователя
Ната
Сообщения: 61
Зарегистрирован: 06 май 2007, 17:37
Откуда: Одесса
Контактная информация:

Почему мы встречаем миллионы людей, а любим лишь одного?

Сообщение Ната » 14 май 2007, 14:51

Почему мы встречаем миллионы людей, а любим лишь одного? Почему Марина и Илья, проработав вместе три года, взглянули друг на друга новыми глазами только сейчас? Что толкает Елену в объятия Михаила, когда, казалось бы, так много факторов, их разделяющих: и возраст, и образование, и социальное положение? Случайность ли это?

Конечно нет. Даже если каждое знакомство кажется нам результатом цепочки непредвиденных совпадений, в душе у нас всегда существует определенный набор критериев, которые мы не сможем сформулировать сознательно, но которые тем не менее определяют наш выбор.

По мнению французского психолога Жана-Клода Кауфмана (Jean-Claude Kaufmann), каждый человек похож на рака-отшельника. Наша личность приговорена к вечному затворничеству в раковине, и единственный шанс выбраться из нее — довериться любимому человеку… чтобы придумать друг друга заново. "И потом, мы все-таки коллективные существа, — добавляет психоаналитик Лола Комарова, — у нас есть биологическая потребность в контакте".

Мы встречаем того, о ком уже знаем

Совершенно не обязательно быть социологом, чтобы констатировать: наши шансы встретиться значительно возрастают, если мы учимся на одном факультете, работаем в одной компании, живем в одном районе, ходим в один фитнес-клуб… Но это вовсе не означает, что мы знакомимся только с людьми нашего круга. Любовь — более тонкая материя. Зигмунд Фрейд первым выразил мысль, что мы встречаем только тех, кто уже существует в нашем подсознании. "Найти объект любви в конечном итоге значит обрести его снова, — именно так можно было бы сформулировать закон взаимного притяжения различных людей. Марсель Пруст имеет в виду то же самое, говоря, что сначала мы рисуем человека в своем воображении и только потом встречаем его в реальной жизни.

"Партнер притягивает нас потому, что его образ с детства живет внутри нас, — поясняет психоаналитик Татьяна Алавидзе, — следовательно, прекрасный принц или принцесса — это человек, которого мы ждали и "знали" уже давно".

Три причины нашего выбора

Бессознательная привязанность
Внутри каждого с детства живет архаический идеал, который руководит нами в поисках нашего альтер-эго.

Нарциссический поиск
Мы ищем партнера, похожего на человека, которым хотели бы стать сами.

Поиск Эдипа
Он (она) притягивает нас потому, что соответствует нашему представлению об одном из родителей или, наоборот, резко отличается от него.

Уйти от одиночества

Эмоциональная связь с матерью оставляет в нашей душе неизгладимый след, а потому во взрослой жизни мы неизменно стремимся к повторению своего раннего опыта. "Для маленького ребенка отношения с матерью эквивалентны жизни, — говорит Лола Комарова. – Никакие другие отношения никогда не будут такими значимыми. Детский иррациональный страх остаться в одиночестве влечет за собой потребность в тесной связи с другим, которая сопровождает нас всю жизнь. Может возникнуть и такая фантазия: если я останусь маленьким, беспомощным, другой меня не оставит". Именно поэтому 23-летняя Юля выбрала Бориса: "Я обожаю пробовать блюда, которые он с любовью готовит для меня. Я вижу, что он обо мне по-настоящему заботится, и только в его объятиях я чувствую себя действительно защищенной".

Иногда нам кажется, будто мы давно знакомы с тем, кого полюбили лишь недавно. "Как будто всегда друг друга знали!" — удивляются влюбленные. "В нас живет желание быть понятыми, и это тоже связано с отношениями ребенка и матери, — поясняет Лола Комарова. — Жизнь младенца зависит от того, хорошо ли мать чувствует его желания, понимает ли она его без слов. И если у нас этого не было в детстве, мы будем еще сильнее стремиться найти человека, который нас поймет". Если родители недодали нам тепла и ласки, мы можем попасть в эмоциональную зависимость от своего партнера. "Я не могу бросить Игоря: кто же тогда меня полюбит? Мне страшно оставаться одной", — признается 30-летняя Нина. "Дефицит любви в этом случае становится "крючком", от которого очень трудно освободиться, — комментирует экзистенциальный психотерапевт Светлана Кривцова. — Очень часто отношения таких людей практически слепы, их можно определить словами: "Мне так нужна твоя любовь, что я не хочу задумываться, нужна ли тебе моя".

Тот, кто меня дополнит

Сегодня мы вкладываем в отношения слишком много надежд, мы хотим, чтобы они были безупречными, идеальными. Возможно, поэтому мы ищем партнера, похожего на человека, который имеет все то, чего бы мы пожелали себе. Иными словами, мы ищем зеркало, которое отражает позитивный образ нас самих. Именно это чувствовала 28-летняя Вероника, когда встретила Александра: "Он был прекрасен: богат, уверен в себе, всегда весел. У него было все то, чего так недоставало мне, а главное —у него была семья, отец и мать, о которых я в своем детдомовском детстве могла только мечтать. Я подумала: раз меня любит такой замечательный человек — значит, я и в самом деле чего-то стою".

Лечить подобное подобным

В основе объединения людей часто лежит принцип сходства, иногда полного. Именно к нему стремится нарциссическая личность, выбирая в качестве партнера человека, похожего на себя не только внутренне, но и внешне, а иногда даже с таким же именем. "Нарциссическому человеку хочется, чтобы его партнер говорил с ним об одном, переживал те же чувства, — говорит юнгианский психолог Станислав Раевский, — но, с другой стороны, ему хочется, чтобы его постоянно хвалили и признавали его необычность. Когда два таких человека начинают жить вместе, взаимные требования и зависть в конце концов разрушают их отношения".

В своей книге "Семья и как в ней уцелеть" английский психиатр и психотерапевт Робин Скиннер (Robin Skinner) утверждает, что людей часто объединяют общие комплексы. "Люди притягивают друг друга тем, что у них "на витрине, — комментирует Станислав Раевский. — А на самом деле главное то, что "за ширмой". Человек может говорить: "Я люблю веселых, а нудных не терплю!" — и выбирает себе девушку, которая бесконечно веселится. А в глубине у обоих тревога или тотальная пустота, и они все время веселятся, чтобы ее скрыть. Люди со сходными комплексами группируются вместе, подпитывая таким образом собственные проблемы и культивируя их друг в друге. Посмотришь вокруг — все такие же, а значит, и у меня все в порядке!" И пока человек не осознает игру, в которую играет, он будет отыгрывать сценарий одних и тех же отношений.
Жанна Сергеева

"Для поиска партнера, который бы нас дополнял, может найтись рациональный повод, — рассказывает Лола Комарова, — но может быть и так, что человек не хочет признавать каких-то своих качеств и словно "передает" их другому. Например, подсознательно считая себя глупой и наивной, женщина найдет партнера, который будет воплощать для нее мудрость и умение принимать взрослые решения, и таким образом возложит на него ответственность за себя, такую беспомощную и беззащитную".

Мы можем "передавать" другому и те качества, которые нам в себе не нравятся, — в этом случае партнером постоянно становится человек, который слабее нас, у которого те же проблемы, что и у нас, но в более выраженной форме. В психоанализе эта тактика называется "обмен диссоциациями" — она позволяет нам не замечать собственных недостатков, в то время как партнер становится носителем всех тех свойств, которые мы не любим в себе. Например, чтобы скрыть собственный страх перед активными действиями, женщина может влюбляться только в слабых мужчин, страдающих депрессией. "Увидеть в другом другого — большое психологическое достижение, — говорит Лола Комарова. — Иногда мы выбираем партнера потому, что он играет для нас роль какой-либо нашей части, вовсе не обязательно позитивной, часто даже наоборот, неприятной и отвергаемой. Например, мне не нравятся мои собственные лень и разгильдяйство, и оказывается, что мой близкий человек обладает именно этими качествами. Таким образом я получаю внутреннее право говорить, что именно он ленив, а у меня этой проблемы нет".

Поиск Эдипа

С точки зрения классического психоанализа, в зрелых отношениях партнер соотносится с образами наших родителей — либо со знаком "плюс", либо со знаком "минус". Он так сильно притягивает нас потому, что своими качествами напоминает (или, наоборот, отрицает) образы отца или матери. "В психоанализе этот выбор называется "поиском Эдипа", — рассказывает Татьяна Алавидзе. — Причем даже если мы сознательно пытаемся выбрать "не-родителя" — женщину, непохожую на мать, мужчину, непохожего на отца, это означает актуальность внутреннего конфликта и стремление его разрешить "от противного". Как объяснить, что 34-летняя Анна, дочь благополучного университетского профессора, влюбляется в бесшабашного рок-музыканта без гроша за душой? Во многих случаях выбор партнера, который радикально отличается от образа родителя, говорит о защите от "эдиповой" модели отношений, при которой возможна угроза инцеста.

С образом матери обычно связывают детское чувство защищенности, оно может выражаться в образе крупного, полного партнера. "Худой мужчина в таких парах обычно стремится к "кормящей матери", которая словно "вбирает" его в себя и защищает, — говорит Татьяна Алавидзе. — Подобное испытывает и женщина, выбирающая крупных мужчин".

"Было бы наивно полагать, что партнер действительно накладывается на образ одного из родителей, — говорит Лола Комарова. — На самом деле он совпадает не с нашими реальными отцом или матерью, а с тем бессознательным представлением о них, которое у нас сложилось еще вo младенческом возрасте".

Любовь, аромат и… иммунитет

Наш мозг ищет в другом человеке факторы взаимодополняемости. Выбирая партнера, мы бессознательно придерживаемся такой логики: если моя иммунная система защищает меня от одной группы вирусов, а иммунная система моего партнера защищает его от другой, то иммунная система нашего ребенка будет еще крепче наших". Особую роль в этом процессе играют запахи, которые передают генетическую информацию о строении иммунитета. "У нас две системы обоняния, — рассказывает доктор биологических наук, руководитель отдела эмбриологии НИИ морфологии человека РАМН Сергей Столяров. — Помимо основной есть еще и вторая, которая называется "вомероназальной" и служит для выяснения сексуальных приоритетов. С ее помощью мы улавливаем половые запахи — феромоны. Проанализировав их, мозг посылает сигнал в эндокринную систему, та вырабатывает половые гормоны, и начинается любовь".
Жанна Сергеева

Дать то, чего у нас нет

В любви мы желаем получить то, чего получить не можем, а именно чувства, связывавшие нас с объектами наших прежних привязанностей. Мы хотим вновь насладиться той радостью, которую они нам дарили, или залечить те раны, которые нам нанесли. Но, ожидая, что кто-то другой сможет восполнить то, чего мы недополучили в свое время, мы питаем ложную надежду.

19-летний Александр любит Ирину, которая старше его на 16 лет. Его друзья не понимают этой связи и сердятся на его любимую, из-за которой Саша перестал встречаться с ними по вечерам. Но в отношениях с Ириной молодой человек ищет не только ласки и понимания — ему необходимы строгость и чувство защищенности, которых Александр недополучил в детстве и которые она ему щедро дарит.

Быть готовым к главной встрече

В нашем знакомстве задействованы не два человека, а как минимум шесть: с одной стороны, я, папа и мама, с другой — ты, твой папа, твоя мама. Плюс еще несколько наших предков, первая любовь в детском саду, любимый дядя или двоюродный брат, игравшие с нами в детстве, и некоторые другие люди. Вот почему очарование друг другом на начальном этапе знакомства с таким трудом превращается в прочную и долгую любовную связь. К этой естественной сложности добавляется проблема времени: мы можем встретиться просто не вовремя — не быть в это мгновение готовыми к любви, внутренне не освободиться от предыдущего романа. Упустить мужчину или женщину своей мечты можно из-за маленькой неприятной детали: стрелки на чулке, некрасивой гримаски: казалось бы, ничего особенного, но магия в этом случае не подействует. "Каждый из нас вступает в любовные отношения, неся в себе собственную жизненную ситуацию, — говорит Светлана Кривцова, — и для одних искра новой любви — это благо, а для других — грустный запоздалый отзвук упущенных возможностей: "Жаль, что мы с вами не встретились несколько лет назад. Сейчас то, что вы мне нравитесь, не самое главное в моей жизни". Ситуация, когда люди встречаются не вовремя, не столь редка, хотя бывает и так, что потом им выпадает шанс встретиться вновь".

Аватара пользователя
Алёша
Сообщения: 113
Зарегистрирован: 30 апр 2007, 22:48
Контактная информация:

ЧТО ЗАСТАВЛЯЕТ НАС ЛЮБИТЬ?

Сообщение Алёша » 28 авг 2007, 08:24

ЧТО ЗАСТАВЛЯЕТ НАС ЛЮБИТЬ?
Одна из современных точек зрения гласит: наши любовные переживания и сексуальные влечения — всего лишь биохимические процессы, которые определяются врожденной потребностью человека в продолжении рода. В сентиментальном плане она довольно практична: к чему переживать и тратить душевные силы на романтические порывы, если они от нас не зависят и обусловлены цепной реакцией на гормональном и нейронном уровнях? И все же мнение ученых не так однозначно. «Чувством любви действительно движет врожденное стремление человека к продолжению рода, — утверждает доктор биологических наук Сергей Савельев. — И управляет им наш мозг, главная задача которого — обеспечить перенос генома в новые поколения. Он и „заставляет“ нас вести себя так, чтобы достичь этой цели». «Исследования нервной системы показывают, что наши сексуальные импульсы и романтические увлечения отчасти действительно определяются биологической потребностью в продолжении рода, — соглашается психотерапевт Елена Смирнова. — Но в том, как каждый из нас переживает любовные чувства, какой партнер оказывается для нас наиболее привлекательным, в какой степени мы способны испытывать удовольствие или контролировать свои сексуальные порывы, ведущую роль играют особенности нашей личной истории, воспитание, родительские „заветы“. Почему мы страдаем от несчастной любви, почему нам трудно бывает выстраивать длительные отношения или, наоборот, почему мы способны испытывать нежность и привязанность к другому человеку — это вопросы к психологам. Нейробиологи ответить на них вряд ли смогут».
Так что же в наших чувствах определяется нашей личной историей, а что универсально и является общим для всех нас?
ТАЙНЫ ВЛЮБЛЕННОГО МОЗГА
Почему, влюбляясь, мы способны думать только о дорогом человеке? Почему простое упоминание о нем так волнует нас? Кажется, нейробиологам, благодаря сканированию мозга, удалось приблизиться к ответу на этот вопрос. «То что в мозге существует единая система, управляющая нашими чувствами и эмоциями, впервые предположил в конце 30-х годов прошлого века американский невропатолог Джеймс Папец (James Papez), — рассказывает психофизиолог Александр Черноризов. — Позже эти структуры получили название „лимбической системы“ или „эмоционального мозга“. Сегодня мы знаем также о том, что эти области мозга „отвечают“ не только за нашу эмоциональную реакцию на определенную ситуацию, но и связаны с процессами памяти и внимания».
Современные ученые пошли еще дальше: они выделили «мозг любви» — несколько зон, локализованных в лимбической системе, которые отвечают именно за любовные переживания и долгосрочные отношения*. В экспериментах нейробиологов Андреаса Бартельса и Семира Зеки (Andreas Bartels, Semir Zeki) из Лондонского университетского колледжа (Великобритания) участвовали «безумно влюбленные» друг в друга молодые люди. Во время сканирования мозга они рассматривали фотографии. Среди них были фото старых приятелей — никакой особой реакции. Но при виде изображения любимого человека каждый раз высвечивались, становились активными четыре зоны мозга… никак не связанные с сексуальным возбуждением. Британские нейробиологи выяснили, что при виде объекта любви у нас приходят в действие нервные механизмы, аналогичные тем, что порождают чувство эйфории, вызванное употреблением наркотиков. Значит ли это, что любовь обладает наркотическим воздействием? «В каком-то смысле это так, — говорит Александр Черноризов. — В мозге есть „система удовольствия“: рецепторы, входящие в ее структуры, реагируют на наркотики и вызывают ощущение эйфории. Однако в естественных условиях эти рецепторы отзываются на вещества (энкефалины, эндорфины и динорфины), вырабатываемые самим мозгом с целью „положительного подкрепления“ полезных для организма действий. Можно сказать, что любовь обладает наркотическим действием, поскольку связанные с ней эмоции сопровождаются выработкой таких веществ». Не делая столь далеко идущих выводов, Андреас Бартельс и Семир Зеки утверждают, что «мозг любви» отвечает за любовное чувство. И только за него. «То, что нам удалось сделать, можно считать первым шагом в нейрологическом понимании романтической любви — чувства, которое отличается от простого сексуального желания», — с энтузиазмом заявляют они.
СЛЕПОЕ ЖЕЛАНИЕ
Ученые все ближе подходят к разгадке известной сентенции «любовь слепа». В новых экспериментах Андреас Бартельс и Семир Зеки доказали, что романтическая любовь, усиливая активность определенных зон мозга, подавляет другие, отвечающие, в частности, за критическое мышление, социальную оценку других людей и негативные эмоции. При виде фото человека, к которому испытуемые питали эмоциональную привязанность, они утрачивали способность критически мыслить. Интересно, что подобную закономерность ученые увидели и в поведении матерей, рассматривающих снимки собственных детей**. Андреас Бартельс считает ее биологически важной: она позволяет нам не замечать недостатки любимого человека (и собственных детей), что в эволюционном контексте крайне важно для выживания вида.
Психиатр Серж Столеру (Serge Stoleru) и его коллеги из французского Национального института здравоохранения и медицинских исследований наблюдали за работой мозга в тот момент, когда участники эксперимента рассматривали эротические фото***. Они увидели, что определенные зоны мозга «высвечиваются», а другие «гаснут». Серж Столеру объясняет этот эффект тем, что, «когда раскрепощаются наши сексуальные желания, другие желания и чувства подавляются». Этот научный аргумент может объяснить, почему нам иногда не хватает разборчивости в выборе партнера и мы, вопреки голосу разума, отдаемся во власть страстного сексуального порыва.
ВЛЮБЛЕННОСТЬ И ЛЮБОВЬ
Большинство исследователей соглашаются с тем, что различные стадии любви — влюбленность и длительная привязанность — это отличные друг от друга нейрологические и биохимические феномены. «Мы не можем дать себе полный отчет в том, насколько сильно гормоны влияют на возникновение любовного увлечения, — говорит Александр Черноризов. — Индивидуальные различия между людьми в их гормональном статусе во многом определяют накал чувств и, как следствие, успех нашего романа». Наша зависимость от «химии любви» усугубляется еще и наличием специфических гормонов любви — половых запахов, феромонов. Они — универсальный древний механизм привлечения полового партнера — выделяются потовыми клетками организма (и мужчины, и женщины) и воздействуют на специфические рецепторы обонятельной системы, сексуально возбуждая партнера.
МЫСЛИ И ЖЕЛАНИЯ
Но, как бы то ни было, похоже, что в любви особенности психики конкретного человека всегда берут верх над биологией. Объяснить, почему любовный роман был успешен или неудачен, невозможно, опираясь лишь на химию гормонов. Сканирование не дает ответа на вопрос, что же делает каждого из нас уникальным. «Ни один исследователь не может похвастаться, что проник в тайну желания — любовного или сексуального, — утверждает Александр Черноризов. — До настоящего времени не удается расшифровать ни наши страсти, ни наши мысли по суммарной электрической активности мозга. Бессильны здесь и самые современные методы визуализации активности мозга человека. Понимание того, как процессы, происходящие в мозге, соотносятся с нашими чувствами, мыслями, желаниями, напрямую связано с решением „проклятой“ проблемы психологии — взаимоотношений мозга и психики. И в настоящее время имеется только философское, но не экспериментальное ее осмысление».

Ответить